|Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 
Персональный сайт » Я пишу » Интервью » Интервью с группой "Мельница" в преддверии уфимского концерта


Интервью с группой "Мельница" в преддверии уфимского концерта

Автор: Marija от 24-07-2012, 17:32
 (голосов: 0)

Я: Вы первый раз едете с гастролями в Уфу?
Хелависа: Да, в первый.
Я: В каких городах уже успели побывать?
Чус: Мы были в Минске, были много раз в Петербурге. Были в Самаре, Ульяновске, Нижнем Новогороде, Казани.
Хелависа: Пришлось ждать выхода новой пластинки, чтобы, наконец, промоутеры на местах расшевелились.
Чус: Ведь им гораздо проще привести тех, кто уже выступал, чем как-то экспериментировать и рисковать. Сейчас регионы постепенно раскачиваются.
Хелависа: Это нормально.
Я: Что слышали о столице Башкортостана? Чего вообще ожидаете от концерта в Уфе?
Чус: Сложно сказать. Мы ведь почти не видим городов, по которым ездим. Уфу мы тоже практически не увидим. А от концерта… Если там всё действительно серьёзно, с хорошим светом, звуком, а мы надеемся, что это так и будет, то всё будет хорошо.
Хелависа: Я знаю, что уже пошла реакция на тему того, почему такие дорогие билеты.
Чус: Отдельные люди всегда возмущаются, что билеты дорогие. Мы всегда разъясняем, что как бы расходы на самом деле большие. У нас публика разная. Есть люди более обеспеченные, особенно те, кто постарше. А студенты, конечно, возмущаются. Есть люди сознательные, которые всё понимают. А есть люди коллективные и бессознательные. (смеётся)
Хелависа: Ко всему, нас в группе много человек.
Чус: Но к Уфе мы заочно относимся очень хорошо. Оттуда много известных людей.
Хелависа: А у меня там друг.
Я: И как вы относитесь к вашим коллегам, уроженцам Уфы?
Хелависа: Очень хорошо. Буквально недавно работала в одном концерте с Тэмом из «Люмена», было очень приятно. Очень адекватный человек.
Чус: Это был день рождения группы «Пилот». Плюс к тому, мы с ними на «Нашествии» вместе выступали. В «Эммаусе» они играли перед нами.
Хелависа: Земфира вообще одна из моих любимых певиц.
Чус: Но с ней мы не знакомы.
Хелависа: С Юрией Юлиановичем тоже не знакомы.
Чус: Пока. Но я думаю, что он про нас знает, мы про него, конечно, тоже.
Я: Какие ещё города включены в гастрольный тур, помимо Уфы?
Чус: Помимо тех концертов, что у нас уже объявлены (Екатеринбург, Челябинск, Уфа, Рязань, Орёл), у нас на самом деле ещё на апрель планируется много концертов. В общей сложности за весну их будет штук 15 городов разных. А это уже вполне серьёзная заявка.
Хелависа: Это нормально.
Чус: Да, это нормально, мало, кто ездит больше…
Я: «Пикник» ездит больше. Вот недавно у них было двадцатипятие…
Чус: «Пикник» - это понятно. Вот когда у «ДДТ» было двадцатилетие, они тоже полстраны объехали.
Хелависа: Ну, а у нас пока не юбилей, слава богу. Надеемся, что к тому моменту, когда у нас будет биллей, нас промоутеры с удовольствием и провезут по всей стране. Ведь никому же не хочется ехать куда-то за тридевять земель и получать двести рублей за концерт.
Я: Вопрос на тему творчества. Вы часто используете фольклорные мотивы: славянские, кельтские, прибалтские…Не хотели бы поэкспериментировать с башкирскими?
Хелависа: С удовольствием. Башкирскую музыку я не слышала, только татарскую. Если меня в Уфе снабдят башкирской народной музыкой, то из этого вполне может что-то получиться.
Я: А что касается сюжета, какие-нибудь легенды башкирские слышали?
Хелависа: Конечно. Между прочим, «Невеста Полоза» - это же по сказке Бажова, который в свою очередь позаимствовал сюжет из башкирского эпоса.
Чус: Сказка русская, но герои там башкирские. «Невеста Полоза», конечно, не является интерпретацией сказки, потому что там дочь Полоза, а не невеста.
Хелависа: Вдохновение пришло из многих источников, в том числе, сказ Бажова «Золотой волос», с другой стороны, там есть балтийские мотивы. Собственно, я всегда так работаю. Мне сложно взять какой-то определённый сюжет и его в точности воплотить в песне. Мне это даже не интересно. Всё-таки я постмодернист, то есть я могу нахватать несколько каких-то кусочков, их перемешать, всё поставить с ног на голову. Совершенно не понимаю претензии, которые иногда возникают, типа: «Ой, как это змей может обернуть в тридцать три кольца? Таких змеев не бывает!
Чус: Мы всех, кто так считает, будем отправлять к башкирам, пусть они им покажут таких змеев (смеётся).
Я: Скажите, чем ваш новый альбом «Зов крови» отличается от предыдущих?
Хелависа: Во-первых, мы сменили состав.
Чус: Да, у нас сменился состав музыкантов непосредственно перед тем, как мы начали работать над альбом. Пришли другие музыканты, с совершенно другим подходом к тому, как делается музыка, с другим инструментами отчасти. Благодаря Сергею Заславскому усилилась духовая секция. И продолжает обогащаться. Он постоянно что-то новое придумывает, откуда-то выкапывает какие-то чудовищные дудки. На альбоме можно услышать даже саксофон, аккордеон. Кроме того, альбом совершенно по-другому записан. Это первый альбом, где мы от начала до конца работали с человеком, который выступал как саунд-продюсер и немножко как продюсер. Это был Ваня Евдокимов. Он собственно и определил звучание альбома. Сам по себе альбом – это реверанс в сторону западного рока 70-х годов. Одновременно с этим последний альбом более фолковый именно по духу, где-то по мелодике, аранжировке, использованию инструментов, чем предыдущие
Хелависа: По этому критерию мы отбирали и композиции. То есть вещи нефолковые, тяготеющие скорее к блюзу мы сознательно не включили, мы их оставили пока зреть. Из имеющегося достаточно большого репертуара мы выбирали песни так, чтобы они составили одно целое. Пластинка «Зов крови» - это мир. Мир святой, красивый и страшный. При этом очень романтический и пафосный. Я не считаю это плохим качеством, поскольку у нас всё творчество достаточно пафосное.
Чус: Я не согласен. При всём уважении к группе «Алиса», по степени пафосности мы с ней даже рядом не стояли. Хотя, я очень люблю группу «Алиса».
Хелависа: Ещё интересно то, что альбом построен на взаимодействии огня и воды. Он весь огненно-водный. Нет ни одной песни, которая была бы земляная или воздушная или металлическая. Это своеобразный фен-шуй звукозаписи.
Чус: Это не надо буквально понимать. Вовсе не обязательно, чтобы в песне слышалась вода или огонь. Это именно общее ощущение.
Хелависа: И это кстати было отмечено даже теми людьми, которые не были посвящены в концепцию. Значит, что всё получилось. Я очень довольна.
Я: Касательно нового состава, почему было решено принять ещё одну солистку?
Хелависа: Мы очень давно хотели это сделать. Дело не в том, что я с чем-то не справляюсь. Слава богу, я жива, здорова и могу спеть всё, что захочу. Дело в том, что я очень хотела двухголосие. Кстати, в самом первом составе «Мельницы» было два женских вокала. С тех пор мы перепробовали массу людей, прежде чем нашли человека, который зазвучал со мной так, как надо. Даже Алькина преподавательница по сольфеджио, когда послушала, сказала, что очень редко бывает, чтобы вот так складывались голоса.
Я: Кстати, вы ведь и сами занимаетесь преподаванием. Как вам такая работа? Как ваши студенты воспринимают известного педагога?
Хелависы: Студенты хорошо воспринимают. Другое дело, что моя завкафедры считает меня позором кафедры.
Я: Почему?
Хелависы: Потому что настоящий учёный не должен быть на плакатах, которыми обвешана вся Москва. По-моему, её больше раздражают плакаты. (смеётся)
Я: Насколько интенсивно вы работаете в группе?
Чус: По-разному бывает. После презентации нового альбома в январе мы фактически отдыхали. Все очень устали, потому что было много работы и не только музыкальной, но всякие административные дела по подготовке к презентации. А сейчас снова активно пошла работа. Сейчас мы как раз готовимся к гастролям. В принципе, у нас это периодами. То период мощной активности, когда мы очень много делаем за короткое время, то полное затишье и расслабон. Я, честно говоря, сильно подозреваю, что все музыкальные коллективы, ну по крайней мере, рок-коллективы работают именно в таком режиме. Симфонический оркестр, конечно, работает, по-другому.
Хелависа: Там другого рода отношения. Группа – это как семья. То есть, это очень близкие отношения.
Чус: Как семья, только хуже.
Хелависа: Хуже, потому что народу больше. И вообще, работать с той интенсивностью, с которой мы работаем, когда работаем, так нельзя.
Чус: Конечно, нельзя. Надо делать паузу, кушать твикс.
Я: Как же вы отдыхаете?
Чус: Я, например, люблю фотографировать и ездить куда-нибудь.
Хелависа: Я занимаюсь экстремальными видами спорта: альпинизм, горный туризм, горные лыжи, верховая езда.
Я: А фехтование и стрельба из лука – это не про вас?
Хелависа: Неа. Хотя из лука я стреляю неплохо. Это просто не моё. Я женщина. Я не должна махать каким-то пырялом (смеётся).
Я: Болельщиками каких видов спорта являетесь?
Хелависа: Регби! Регби! Регби! (три раза громко кричит) И ирландский футбол!
Я: А чем он отличается от обычного?
Хелависа: Грубо говоря, это нечто среднее между футболом, гандболом и регби. Ворота в виде буквы Н, где можно закидывать мяч поверх (будет 1 очко), можно как вниз (это 3 очка). Поэтому его смотреть гораздо веселее, чем обычный футбол. Ещё я люблю смотреть виды спорта, которыми сама занимаюсь, типа лыжи, горные и беговые, а также биатлон.
Я: Что вы любите из музыки слушать?
Хелависа: Я всё подряд слушаю. Не, правда, у меня сейчас возле магнитофона лежит два диска традиционной арфовой ирландской музыки, альбом Виктора Зинчука, последний альбом Океана Ельзы, два Стинга. С таким же успехом там могла оказаться опера Аида, рождественская оратория Баха, или там Iron Maiden.
Я: А как вы относитесь к русскому року?
Хелависа: Я БГ люблю. Ещё замечательная украинская группа «Океан Ельзы». Но БГ, конечно, мой герой.
Чус: Ему, кстати, тоже нравится группа Мельница, как он признался в одном из интервью. Мы очень порадовались.
Хелависа: Пикник тоже я люблю, Калинов мост…
Я: Почему же вы не были на 25-летии «Пикника»? Вас там очень ждали.
Хелависа: Раскрою тайну, что продюсер группы «Пикник» не договорился с нашим продюсером. На самом деле, мне очень жаль, что не удалось спеть на одной сцене с Эдмундом Шклярским, которого я очень уважаю, и вообще считаю «Пикник» замечательной группой.
Я: Хотели бы с ними посотрудничать?
Хелависа: Да, это один из коллективов, с которыми мне бы очень хотелось поработать вместе.
Я: Может быть, с кем-то ещё?
Хелависа: Ну вот, может быть что-то получится с «Пилотом». Сейчас мы активно думаем, чтобы вместе что-то записать.
Чус: На самом деле, эти идеи возникают иногда совершенно неожиданно. Даже бывает, что не мы их выдвигаем. Так получилось с «Пилотом». То, что получилось ещё и хорошо для многих тоже было неожиданно. В принципе, с любым хорошим музыкальным проектом можно сделать что-то интересное, потому что всегда можно найти какую-то точку пересечения и соприкосновения. То есть мы можем найти какой-то общий язык даже с «Королём и шутом», например.
Хелависа: С ними, кстати легко. Я бы сказал, что нам было бы сложнее найти общий язык, например, с «Агатой Кристи». Просто потому что у них другая логика творчества. При том, что я очень уважаю группу «Агата Кристи», в юности её очень много слушала.
Чус: Даже с «Алисой» мы бы нашли какую-то общую точку соприкосновения.
Хелависа: Я бы с Лёшей Горшеневым из «Кукрыниксов» спела .
Чус: В общем, ждём предложений!
Хелависа: Да, потому что мы ещё всё-таки достаточно маленькие. Поэтому я с большой опаской отношусь к тому, чтобы самим к кому-то из более крутых приставать. Скажем, «Борис Борисыч, спойте со мной песенку!..». Мы до недавнего времени вообще не очень-то тусовались с коллегами.
Чус: Да, мы всегда были отдельно.
Я: Немного пафосный вопрос: в чём секрет вашего успеха?
Чус: Сложный, на самом деле, вопрос, потому что у всех свои фишки.
Хелависа: У всех свои критерии оценки. Кто-то нас может любить за музыку, кто-то за стихи, кто-то за то, что вон у Сапкова такой хвост красивый.
Чус: Вообще, если посмотреть на музыкальную сцену и попытаться проанализировать, почему один коллектив имеет успех, а другой его не имеет, то можно выделить некоторые факторы. Это талант, оригинальность, свой почерк, стиль, помноженный на грамотную работу в плане музыкального материала, продюсирования, преподнесения себя публике плюс некоторое количество везения. Вот, например, Земфира. У неё есть своя фишка, своя оригинальность, свой отдельный подход к творчеству.
Хелависа: Есть ещё такая штука, как энергетическая одарённость.
Чус: А везение в том, чтобы твои записи услышали нужные люди, как ,например, песни Земфиры услышали Лагутенко и Бурков. Им понравилось, они сделали грамотные аранжировки. А нас в своё время отнесли к Алексею Козину, который был в ту пору директором компании «CD-ленд». Он каким-то удивительным образом поверил, что это может иметь успех. Первый альбом, который мы писали ещё как группа малобюджетная, клубного уровня, он нормально издал. И пластинка неожиданно пошла .Это и было нашим везением.
Хелависа: Недавно мне предлагали участвовать в одном проекте в качестве автора песен. Я отказалась. Почему? Когда я пишу песни, это не значит, что сажусь, и думаю: «Дай-ка я напишу песню, что-то я давно не писала!». Я пишу песни, потому что я не могу их не писать. Как следствие, они все прожитые, идеально честные. Несмотря на внешне сказочные, загадочные тесты, они все очень честные. Я думаю, что как раз из этого складывается наша энергетика. У нас нет случайных песен, практически нет песен проходных. Они все для нас одинаково важны, мы во все песни вкладываем живую часть себя. Выкидываем мы очень и очень много.
Чус: Когда автор творит, его самого должно колбасить. Если творчество идёт от души, публика это слышит, ведь её невозможно обмануть. Особенно та публика, что на волне рока, фолка - жанров, которые сами по себе очень честные. Кроме того, мы никогда не поём от третьего лица.
Я: Но вы, имея основной женский вокал, часто поёте от мужского лица. Почему?
Чус: Не часто и не почему. Просто песни порой пишутся сами собой. Вот она написалась так, и что ты хочешь, то и делай - это совершенно бесполезно! Некоторые люди всегда пишут от своего пола, мы – не всегда. Это абсолютно ни с чем не связано. Это исключено как вот свыше пришло.
Я: У вас вообще часто интервью берут? Вот например у Гришковца, как я сегодня прочитала, всё время расписано различными интервью…
Хелависа: По сравнению с Гришковцом, наверное, не часто.
Чус: Может, мы ещё и обгоним Гришковца, хотя не дай бог! Кстати, мы можем немного помочь Гришковцу. То есть если у него слишком много интервью, но пусть отправляет корреспондентов к нам, часть хотя бы. (смеётся)
Я: Не хотели бы сами попробовать себя в качестве журналистов, ведущих программ и диджеев, как многие ваши коллеги?
Чус: Мне эта мысль приходила в голову, поскольку я интересуюсь, как кто развивается из музыкальных проектов. За этим необходимо следить, чтобы самим понимать, в какую сторону развиваться. Естественно, перед глазами такие проекты, как «Несчастный случай», откуда вылезли известные ведущие или «Танцы минус». Хотелось бы попробовать себя в этом, потому что я, например, представляю себе работу ведущего очень приблизительно. Я даже не знаю, было бы мне это интересно.
Хелависа: Я была диджеем. У меня авторская программа в Ирландии на Русском радио. Это было прикольно. Мне понравилось, но я не могу сказать, что я прям вот ждала этих дней, что я готовилась со страшной силой к этому делу.
Чус: Мне кажется, что нам всё-таки музыку интереснее делать. Самое смешное, что я одно время работал журналистом. Правда, это была специфическая тематика. Я работал компьютерным журналистом. Было это лет десять назад. Честно сказать, меня не очень увлекло это занятее. Не продержадся и года.
Я: Кем вы в детстве хотели стать?
Хелависа: Биологом.
Чус: А я экскаватарщиком.
Я: А как музыкантами стали?
Чус: Случайно.
Хелависа: Я закончила музыкальную школу по классу фортепиано и даже собралась в музыкальное училище. Я хотела играть, потому что я ещё с раннего детства много пела. Но я вовремя сообразила, что не хочу заниматься всю жизнь классическим фоно.
Я: А чем-то ещё интересным в детстве занимались?
Хелависа: Я хилая была, как не знаю кто, постоянно освобождения по физкультуре, но тем не менее я занималась беговыми лыжами, плаванием.
Чус: А я только в бадминтон играл, больше ничего. А музыкантом я стала совершенно случайно. Я стал играть на гитаре, потому что мне понравилось, как люди играют. Если они играют, то что же я не могу?
Хелависа: Девочек кадрить…(смеётся)
Чус:Да-да-да, совершенно верно. Парень с гитарой – это самое то… Хотя надежд я совершенно никаких не подавал. И разговоров не было о том, чтобы я пошёл в музыкальную школу. Считалось, что у меня нет абсолютно никакого слуха. Потом оказалось, что музыкальный слух замечательно развивается, если этим заниматься. Я сидел и ковырялся много лет…В «Мельницу» я случайно попал. Мы были знакомы, и когда возникла вакансия гитариста, мне предложили попробовать. Словом, цепочка случайностей.
Хелависа: И я тоже случайно. Я совершенно не собиралась петь ни в какой группе. Я тогда спела на фестивале в Коломенском в рамках исторической реконструкции.
Чус: И там её услышал мой друг. Ему понравилось, как девушка поёт, и он взял у меня её телефон. Он мечтал собрать группу, сам играл в каких-то проектах…А потом он сам попал в группу «Телль Уленшпишель». Когда возникла необходимость в вокалистке, он просто позвонил Наталье. И это сработало… Оказалось, что у неё есть ещё и свои песни, которые абсолютно ложатся под стиль группы. Все вместе собрались, сгруппировались. И потом организовалась «Мельница».
Я: А кто дал название группе? И почему?
Хелависа: Я. Совокупность факторов: слово короткое, женского рода (тогда у нас в группе были сплошные девочки), удобно произносится и плюс к тому его, как хочешь, так и повернёшь в плане магически-волшебном. «Мельница» превращает одно в другое. А это уже волшебство. И встречается в легендах и преданиях самых разных народов.
Чус: Наше название себя оправдало на фестивале «Крылья», где генеральным спонсором являлось пиво «Старый мельник».
Я: Нет ли в группе проблем с алкоголизмом?
Чус: Нет, таких проблем у нас нет.
Я: В таком случае, вы исключительный рок-коллектив.
Чус: У нас особо как-то незачем пить. Нам лень напиваться.
Хелависа: Ну, иногда мы, правда, всё равно напиваемся…
Чус: Но крайне редко. Я не понимаю, как люди пьют водку литрами. Теоретически я могу очень много выпить, зачем мне себя так мучить. Тем более, что нам и так весело. Мне кажется, у людей такие проблемы образуются от двух вещей: либо когда им нечем заняться, либо когда у них от рождения бывает предрасположенность к алкоголизму или к чему-то такому. А нам всегда есть чем заняться. Мы как-то даже пьём очень медленно. Так многих всяких интересных разговоров и тем.
Я: Музыканты чаще всего оправдывают свой алкоголизм тем, что им нужно держать себя в тонусе, восстанавливаться после концерта.
Чус: Чтобы восстановиться после концерта, больше чем две кружки пива мне просто не надо.
Хелависа: А мне вообще ничего не надо, мне надо просто немного поесть. Потому что я очень много расходую энергии.
Чус: А две кружки пива – это совсем не алкоголизм…
Я: Скажите, как вы относитесь к Интернету?
Чус: Интернет – это вещь очень важная, конечно, мы им пользуемся. Я кстати считаю, что у нас одна из вещей, которые помогли успеху – то что мы активно занимались Интернетом, развивали сайт и форум плюс реклама, рассылки… Это действительно работало, потому что к тому моменту, когда у нас появилась возможность играть в большом зале клуба Б2, у нас была возможность собрать публику практически за счёт Интернета Это была презентация первого альбома. Там были журналисты от большого количества изданий. Мы запустили рассылку, повесили рекламу. Зал не был битком набит, но в общем-то клуб был полон. Этого совершенно никто не ожидал. Руководство клуба согласилось на концерт только под соусом того, что это презентации и там будут журналисты. Когда наш тогдашний директор пошёл с ними общаться по поводу финансовой компенсации, директор клуба сказал: ребята, всё было замечательно. У меня к вам только один вопрос: вы кто? Они не позаботились даже о достаточном количестве охраны на концерт: не предполагали, что будет столько народу.
Хелависа: Плюс ещё мы массу административных вопросов решаем по Интернету. Если я не в Москве, то мы каждый вечер встречаемся в Сети и обсуждаем наши дела.
Чус: Интернет – это рабочий инструмент в нашей деятельности. Я уж не говорю о том, что там можно найти массу полезных материалов и по музыке, и по любой другой тематике.
Я: А что касается такого вида общения, как аська и т.п.?
Чус: А как же? Конечно, мы ею пользуемся.
Я: Общаетесь со своим поклонниками?
Хелависа: По аське - в основном, друг с другом. Со поклонниками мы общаемся на форуме. И любой, кто хочет задать нам какой-либо вопрос, может нам задать его на форуме. И мы, как правило, отвечаем. У нас плотная связь с поклонниками, замечательный Фан-клуб. Они нам очень помогают в ведении сайта, сборе публикаций, фото.
Я: Ну и на прощание скажите что-нибудь вашим уфимским поклонникам, которые вас давно ждут.
Чус: Дорогие незнакомые нам пока уфимские поклонники!.. (смеётся) Мы очень надеемся, что концерт уфимской понравится. Так как там мы ещё не были, то скорее всего мы сыграем зе бест, то есть самые востребованные песни, то, что народ больше всего хочет услышать на концертах.
Я: Вы какие-то сюрпризы приготовили?
Чус: Я думаю, что они будут. Но в главный сюрприз, конечно, в том, что уфимские поклонники впервые увидят нас, услышат на концерте. Мы надеемся их не разочаровать.
Я: Чего я вам и желаю!

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий